Доклад, подготовленный Юлией Варрой

Оценить этот пост

 Доклад, подготовленный Юлией Варрой

Доклад, подготовленный Юлией Варрой

Доклад, подготовленный Юлией Варрой для IV Паназиатского конгресса психотерапевтов в Екатеринбурге, проходящего под девизом  «Психотерапия в эпоху перемен»

Постстрессовая адаптация солдат и офицеров со срывами психики после «горячих точек» методами телесноориентированной терапии через трансперсональную теорию рождения Станислава Грофа

Попадая в центр изучения тантрических практик, они пытаются спонтанно решить свои проблемы, порой прислушиваясь к советам ведущей занятия. При этом их успокаивает мысль, что они здоровы, никаких патологий у них нет, они, как и все, пришли узнать что-то новое и просто пообщаться с противоположным полом. Однако в процессе этого общения начинает выявляться целый комплекс проблем. В нашем центре за 6 лет его существования наработаны игровые методики раскрепощения, снятия мешающих человеку страхов, фобий, изменения его сложившегося годами закосневшего каркаса личности, который препятствует эмоциональному выходу наружу, за пределы наработанных состояний, что способствует полноценному общению с окружающими. За эти годы центр посетило около 10 – 12 тысяч человек, которые занимались в группах, некоторые приходили и на индивидуальные консультации.

Порядка двух лет назад ко мне обратился командир одной из воинских частей, мой хороший знакомый, с просьбой проконсультировать несколько человек из его окружения на предмет помощи им в адаптации в мирной жизни, так как после участия в боевых действиях их психика была в корне разбалансирована. Неконтролируемые психические состояния постоянно приводили к агрессивным выпадам в сторону окружающих, к способности воспринимать только приказы, и то не всегда, а главное, к совершению инфантильно-максималистских делений всех людей на плохих и хороших, на правильных и неправильных. Это зачастую приводило к выводам, что с «плохими» людьми или «неправильными» жизненными ситуациями нужно расправляться по-своему, невзирая на социальные законы и правила поведения. Эти синдромы достаточно типичны для мужчин, прошедших глубинные стрессовые ситуации во время боевых действий, подобные временам Первой и Второй мировых войн. Стрессовые ситуации являлись первопричиной, подчеркивающей контраст между образованностью и начальной воспитанностью, что проявлялось в агрессивности мужчины при взаимоотношениях с окружающими.

Нам пришлось работать с данным контингентом всеми доступными в арсенале нашего центра средствами – это было и холотропное дыхание, и игровые ситуационные перевоплощения по методикам Станиславского, и телесноориентированная терапия с элементами «body-work». Забегая вперед, необходимо сказать, что эта работа была весьма результативной, и впоследствии к нам стали обращаться по таким же или сходным вопросам, связанным с психологической адаптацией мужчин, которую мы проводили с узкой группой специалистов по массажу, реберфингу и телесноориентированной терапии. Основным фактором востребованности данных обращений было:

а) результативность психологической коррекции;

б) отсутствие у пациента чувства некоей своей неполноценности оттого, что он лечится у врача – психотерапевта.

Большинство мужчин не были готовы «лечиться», так как считали себя абсолютно здоровыми, только с изменившимся, загрубевшим от войны характером. Свою самоуверенность и жестокость они воспринимали как силу, а быструю агрессивную реакцию считали «крутостью», и чуть ли не гордились ею. Проблемы с ними были только у родственников, начальства и ближайшего окружения, им самим часто казалось, что все нормально, пока они не доказывали обратное своей очередной выходкой.

Результаты, к которым нам пришлось прийти в ходе этих консультаций-исследований довольно ошеломляющие и интересные, но сначала я хотела бы поделиться с коллегами теоретическими выкладками, которыми мы руководствовались.

Поведенческие рефлексы человека, безусловно, являются продуктом жизненного опыта и вложенных в его сознание и подсознание родительских психологических паттернов. Так называемая матрица нашей детской памяти заставляет нас вести себя с окружающими людьми именно так, а не иначе, — как мы были «запрограммированы» в детском возрасте. Если психический сбой случается у взрослого половозрелого мужчины, который до возникновения проблемы был весьма адекватен, начитан, цивилизован и выдержан в общении, значит, стрессовая ситуация стерла в его подсознании блоки природной изначальной матричной памяти. Он как бы теряет связь со своим прошлым, с трансперсональным опытом своего рождения, который, по Станиславу Грофу, создает самый первый эмоциональный слепок на матрице памяти. Затем следует опыт роста, воспитания родителями, первые социальные общения со сверстниками, когда ребенок впитывает общечеловеческие законы и учится сострадать и сопереживать. После сильнейших чувств, которые переживает мужчина в суперстрессовой военной обстановке: это и гнев, и страх, боль и отчаяние, и ощущение опасности, и безмерная радость в случае, если он остался цел и невредим, — зачастую он возвращается в наш мир эмоционально ущербным, голым, как младенец, отрезанным от своих детских переживаний.

Сильные стрессовые эмоции являются как бы блокираторами памяти тех спокойных и приятных минут, которые были в его детстве и юности. Он оказывается одиноким и отторгнувшим опыт всей прошлой жизни, потому что в стрессовой ситуации этот опыт часто не представляет никакой значимости. Такой мужчина энергетически и подсознательно ощущает себя Франкенштейном, искусственно созданным существом, у которого отсутствуют родовые привязки, он может творить все, что ему заблагорассудится, не задумываясь о последствиях. Когда вы ему говорите, что надо кого-то пожалеть, или что он не прав, — вы просто можете не найти абсолютно никакого понимания, потому что в подсознании этого человека отсутствует прообраз его матери как доброго и позитивного начала, а лишь воспринимается мысль, что его-то самого никто не пожалел и не пожалеет! Взрослый мужчина уподобляется детенышу шимпанзе, выросшему в искусственных условиях, без матери, который не умеет ласкаться и не может научить этому своих детей. Связь поколений разорвана, а вместе с тем человеку приходится продолжать жить в социуме и по его законам, которые он интуитивно вдруг перестал понимать.

Проблема адаптации этих людей весьма значима, так как часто они довольно долгое время не могут найти себе применение в мирной жизни, чувствуют себя опустошенными и вычеркнутыми из нее, становятся алкоголиками и наркоманами. Притом, что речь идет о крепких здоровых мужчинах репродуктивного возраста, которые за незначительный срок без надлежащей помощи способны деградировать до неузнаваемого состояния.

По теории матричной памяти Станислава Грофа, все наши эмоции и переживания в жизни берут свое начало в родах и впоследствии так или иначе постоянно замыкаются на этот судьбоносный жизненный этап!

Период беременности воспринимается ребенком как ощущения рая, когда хватает всего: еды, питья, комфортности, материнской ласки; сердцебиение родного существа – матери ребенок чувствует отовсюду. Околоплодные воды укачивают его, и весь этот сказочный период эмоционально-сексуальная сфера ребенка пребывает в приподнятом состоянии приятности и экстаза. Эта первая матрица памяти, на которую потом наслаиваются все самые лучшие и радостные воспоминания нашей жизни.

Второй матричный блок памяти включает в себя самые тяжелые переживания нашей жизни, если первая матрица, это условно, «рай», то вторая – это уже «ад». Начало родов. Матка сильными сокращениями начинает сдавливать ребенка со всех сторон, он страдает, мечется, его резкими толчками почему-то пытаются вытолкать из «рая», боль, страх, — и невозможность выхода, — родовые пути еще закрыты! Если первый родовой этап слишком затягивается, тогда берут свое начало различные фобии, астматические эффекты, депрессии, желание смерти как прекращения страданий.

Третий матричный блок памяти по Станиславу Грофу выделен отдельным этапом, хотя некоторые исследователи бессознательного считают, что он смыкается по восприятию со вторым блоком и является его продолжением. Открытие родовых путей. Свет в конце туннеля. Ребенок подсознательно начинает ощущать, что есть выход! Он самоорганизуется, собирает всю свою оставшуюся волю в кулак, и сжимаемый со всех сторон внешними силами – шейкой матки – начинает трудное продвижение к свету. Этот этап остается в нашем подсознании как огромное преодоление препятствий космической силы, в котором ребенок становится победителем. На этом этапе закаляется характер, мы учимся противостоять трудностям судьбы, мобилизовывать свои силы. Последователи этого учения приходят к мнению, что если ребенок был рожден посредством кесарева сечения, то он лишается этого самого первого опыта преодоления трудностей. Он обошел страх, боль, тиски, ощущение «ада», желание умереть, чтобы освободиться, — у него не произошло первой «прививки» к сложности мира, и он пришел в этот мир безоружным, и вынужден заново по крохам нарабатывать новый жизненный опыт.

Четвертый блок матричной памяти – рождение на свет, первый вздох, свободное пространство, ощущения счастья, победы, отдыха. Если ребенка принимают заботливые руки, включен неяркий свет, тихая музыка, его кладут матери на живот, чтобы он чувствовал биение ее сердца, сразу прикладывают к материнской груди, – то последний четвертый этап ассоциируется с первым, это возвращение в «рай», то место, лучше которого ничего быть не может. Если же роды происходили, например, в советском роддоме, когда ребенка ослеплял яркий свет, чужие руки хватали его, переворачивали, мерили, щупали, капали чем-то едким в глаза, туго пеленали и несколько дней не давали матери, — у такого ребенка потерян выход на конечный этап рая, на заключительную благостную точку мироздания, то есть, потеряна цель, к которой нужно стремиться! Такие люди, как считают психологи, никогда не получают удовольствия от достижения своей цели. Если они чего-то добились, их тут же перестает это интересовать, они выбирают новую цель, чтобы опять преодолевать себя, тогда еще остается надежда на что-то прекрасное и волшебное, если же и это достигается, краски тут же меркнут, — конечный этап всегда страшен! Это люди, которые не умеют отдыхать, расслабляться, получать удовольствие от жизни. Вечные трудоголики…

В нашем центре некоторые групповые практики идут с использованием пранаямы – древнеиндийской дыхательной гимнастики. И хотя сам Станислав Гроф свои исследования подсознания пациентов проводил при дозированном приеме ЛСД, сейчас все его последователи в Европе и в России заменяют наркотическое средство сессиями холотропного дыхания, когда через вентиляцию легких достигается некоторое галлюциногенное состояние, посредством которого и исследуются эти матричные блоки памяти. Переживание заново своего процесса рождения освобождает стрессовое бессознательное человека от закапсулированности и тяжелых эмоциональных наслоений, люди более осмысленно начинают понимать свои реакции на те или иные ситуации, более того, как показывает наша практика, происходит спонтанная психотерапия сексуальных дисфункций, если таковые имели место. Последователи Станислава Грофа проецировали родовые коллизии человека на его судьбу, характер, философию, восприятие жизни, и это, безусловно, оправдано. При подобных исследованиях нами всегда наблюдалась аутентичная проекция родового процесса на процесс сексуальный, их причинно-следственная взаимосвязь и возможность корректировки сексуальных влечений и реализаций человека через разбор этапов его личного рождения. В том числе по древнеиндийской тантрической философской традиции эти процессы имеют схожие энергетические компоненты, и половой акт в рассматриваемом случае для мужчины — это полный аналог его второго рождения.

Приведу несколько обобщенных примеров. Итак, первый рассматриваемый случай — проблемы с потенцией у мужчины в молодости или в начальной фазе полового акта. Эта дисфункция, как правило, наблюдается у тех мужчин, которые переживали эмоциональный дискомфорт во время своего пребывания в материнской утробе. То есть нежеланные дети, матери которых так или иначе думали избавиться от плода. В блоке матричной памяти этого ребенка отражено, что изначально мать не хотела его появления, по субъективным ощущениям плода – не любила его. Отсутствие эмоционального комфорта во внутриутробной фазе развития, так же как и физический дискомфорт нахождения в утробе в случае нарушения плацентарного питания, приводит к тому, что мужчина впоследствии подсознательно уже не будет воспринимать материнскую утробу как некую райскую субстанцию, к которой нужно стремиться. Он подсознательно боится погружения в женское лоно, боится пережить тот дискомфорт и страх, который испытывал в период внутриутробного развития, и этот страх блокирует желание близости с женщиной. Зачастую мужчина не может возбудиться, чтобы захотеть женщину, происходит проекция образа матери на его партнершу, и он подсознательно не хочет еще раз испытать чувство отторгнутого, нежеланного ребенка. Довольно сложная психосоматическая символика, но часто в нашей практике именно разбор этого самого глубинного уровня подсознательных переживаний плода приводил к излечиванию начальной фазы импотенции – отсутствию первоначального возбуждения на женщину.

Например, если мы возьмем третий блок матричной памяти – прохождение через родовые пути, — то этот этап ответственен в нашем сознании за интенсивные фрикции во время полового акта. Именно поэтому мужчины предпочитают, чтобы мышцы женской вагины были упругими, накачанными, плотно обхватывали пенис, чтобы трение было максимальным, — тогда это ассоциативно напоминает родовой процесс. Больше подсознательных воспоминаний, больше погружение в матричную память, соответственно, больше кайфа!

Профессор Карл Штифтер в своих лекциях в Москве в 2002 году детально останавливался, например, на синдроме «потерянного пениса», когда у мужчины возникает вторичная фаза импотенции после введения пениса во влагалище, из-за того, что он как бы «теряется» там. Если вагинальные стенки женщины не упруги, мышечный тонус отсутствует после родов или болезни, мужчина не ощущает должного сжатия, потенция гаснет… Если применить теорию Грофа, мы получаем, что широкие стенки вагины не позволяют почувствовать мужчине аналогию с родовым процессом, там все было не так, там были трудности, которые надо было преодолевать, а здесь пустота, вакуум, — ассоциации с матерью не возникает, глубокие подсознательные эмоции перестают действовать, эрекция теряется, виртуальный ребенок не хочет рождаться, проходить трудный путь «через тернии к звездам», то есть, к оргазму. Возбуждение затухает, «потерянный» пенис выскальзывает из влагалища…

Один знакомый сексолог в 90-е годы рассказывал мне случай из своей практики, этот смешной случай был даже потом опубликован в одной из газет. К нему пришла семейная пара с жалобами на то, что супруги не кончают во время полового акта. Как оказалось в результате, после доверительных бесед с супругой, муж ее до брака был девственником, и сейчас, когда он вводит пенис во влагалище, то он совершенно не знает, что делать дальше, и лежит на своей партнерше до тех пор, пока не спадет эрекция (напомню коллегам, что в то время в России порнофильмы не были так широко распространены, как сейчас). Итак, этому мужчине никто не сказал, что нужно совершать активные фрикции! На вопрос сексолога жене, почему же она не объяснит супругу, что нужно делать, она отвечала: «Что вы, доктор, ведь он же тогда спросит, откуда я это знаю!!! Вы уж сами как-нибудь ему намекните…» Доктор намекнул, половой акт стал происходить как надо, семейная жизнь наладилась. Но самое интересное в этой истории было то, что когда я услышала об этой паре, незамедлительно сделала вывод, что такой пассаж мог произойти только с мужчиной, рожденным кесаревым сечением! Процесс секса достаточно глубинный процесс, и интуитивно все самцы откуда-то знают, как себя вести: фрикция за фрикцией распаляет их, и движения полового органа в теле самки становятся все интенсивнее, пока не приводят к оргазму. Не знать, не чувствовать этого мог только мужчина, рожденный неестественно, образно говоря, «человек из пробирки», у которого потеряно родовое восприятие женщины. Сексолог был противником теории Грофа, мы поспорили, и каково же было его удивление, когда впоследствии выяснилось, что, действительно, этого мужчину произвели на свет хирурги!!!

Итак, мы переходим к заключительному блоку матричной памяти – рождению. Этот конечный этап в половом акте ассоциируется с оргазмом. В философском смысле, родившийся ребенок и оргазмирующий мужчина чувствуют одно и то же – высшую благодать, соединение с Божественным космосом, возвращение в «рай». Если роды проходили благополучно, мужчина с удовольствием и в больших количествах кончает в женщину, процесс эякуляции протекает легко, без напряжения, такие мужчины фертильны, особенно предрасположены к деторождению. Половой акт, как правило, у них не очень длинен по времени, так как желание добиться оргазма (то есть родиться на свет) достаточно сильно. Должна сказать, техники задержки эякуляции даются этим мужчинам с большим трудом, ибо им сначала нужно победить свое целенаправленное желание быстрее попасть в «рай» и испытать приятные ощущения во время оргазма…

Если же рождение младенца мужского рода протекало трудно, были проблемы, например, асфиксия при родах, недоношенность, бедного младенца долго откачивали, приводили в себя, клали под колпак, кормили внутривенно, то в субъективном восприятии ребенка закрепляется память, что его «мучили», не ласкали, не любили, а совершали какие-то странные болезненные экзекуции, и при этом вокруг не было ни одного родного существа. В таком случае роды уже перестают ассоциироваться с «возвращением в рай», и выросший мужчина ни в коем случае уже не хочет возвращаться в ту самую точку появления на свет. Он не хочет рождаться второй раз, не хочет снова вспоминать эти послеродовые муки, не хочет достигать конечной цели, кульминации полового акта – оргазма. Такие мужчины с огромными усилиями физиологическими и психологическими достигают оргазма, половой акт у них может длиться несколько часов, и не факт, что в конце концов это приведет к разрядке.

Таким образом, выводы, которые мы сделали, заключались в том, что у мужчин, переживших сильнейшие стрессовые ситуации на войне теряется связь с глубинными блоками своего рождения, они перестают ощущать себя нужным, любимым и желанным ребенком и подсознательно начинают искать пути к самоуничтожению, постоянно конфликтуя с окружающими, провоцируя драки и некомфортные для себя жизненные ситуации… Перед нами стояла сложная задача вернуть человеку связь с его собственным рождением и детством, вернуть ему самоидентификацию успешности, стереть в его сознании ту разделительную линию войны, которая прошла через его жизнь, поломав ее.

Любые формы гипнотического воздействия или попытки пережить повторно собственные роды посредством сеанса холотропного дыхания, не приносили искомого результата, так как в волевом отношении эти мужчины очень крепки, хорошо поставлены, многие из них были командирами, и сама мысль о том, что они когда-либо могут полностью расслабиться или довериться другому человеку, была для них неприемлема. Любая попытка психоаналитического погружения в глубины их психики сразу блокировалась.

Методом проб и ошибок мы, наконец, вышли на специальную древнюю массажную методику, которая, по нашим представлениям, очень соответствовала поставленной задаче. Это был, так называемый, массаж Изиды, упоминания о котором существуют в древнеегипетских текстах и у Иосифа Флавия. Этот массаж делали несколько (чаще четыре) жрицы Изиды самому фараону, который несколько раз в году, в те периоды, когда он чувствовал себя наиболее уставшим и «разбалансированным», как бы мы сейчас сказали, удалялся в храм Изиды на определенное время и выходил оттуда обновленным и помолодевшим. По описаниям, этот массаж длился четверо суток, фараон при этом ничего не ел, почти не пил, и находился в некоем полутрансовом расслабленном состоянии, и на протяжении всего этого времени над ним непрерывно колдовали жрицы. Все это происходило в полутемном зале, при звуке журчащей воды. Якобы первый день они делали массаж ему руками, специальным образом сложенными вместе, так, что образовывалась ритуальная «рука» из десяти пальцев, второй день массаж происходил женскими волосами, третий день – женской грудью, и четвертый день – ягодицами и гениталиями, и причем во время этого действия в кожу мужчины втирались женские половые выделения… После сей процедуры фараон выходил из транса помолодевший и словно «заново рожденный»…

Мы усмотрели в этой фабуле явный сценарий вторичного переживания своего рождения для мужчины, симптоматично здесь многое – и струи льющейся воды, которые успокаивают и напоминают в состоянии транса о постоянном присутствии вод околоплодных, и четыре этапа массажа, которые могут быть ассоциированы с четырьмя блоками матричной памяти. И то упоминание, что это действо имеет четырехдневную последовательность, и на последнем этапе мужчина оказывается обмазанным женскими выделениями, как младенец, проходивший через родовые пути. Катализировало процесс вхождения в транс воскуривание специально предназначенных для этого благовоний, которые, возможно, имели галлюциногенный эффект. Все говорило о том, что при данном виде массажа мужчина испытывал глубокие подсознательные переживания, которые очищали его энергетическую и нервную систему до младенческого состояния, происходило (хотя бы на какое-то время) перерождение взрослого мужчины в младенца со всем спектром переживаемых чувств.

Данная методика довольно органично вписалась в цикл массажных тренингов нашего тантрического центра, ни в чем не противореча основной идее тантризма – обмену энергией между мужским и женским. Мы подготовили четырех массажисток и начали устраивать сеансы погружения в подсознание пациентов с рассматриваемыми нами синдромами – последствием стрессов, полученных на войне. Первые результаты были просто потрясающими, проявлялись они уже через несколько дней, мужчины (либо их родственники и сослуживцы) рассказывали нам, что они становились значительно уравновешеннее и спокойнее, появилась мотивация к социальным действиям, уменьшились или сошли на нет деструктивные мотивы поведения и суицидальные мотивы.

Эта интересная методика телесноориентированного воздействия имела в нашем случае огромные преимущества перед скучными психотерапевтическими сеансами, на которые клиент не соглашался и не давал ворошить свои тяжелые воспоминания. Во-первых, это преподавалось как разновидность национальных массажных техник, то есть преподносилось в той «упаковке», к которой человек привык и которая не вызывала у него психологического отброса. Во-вторых, от самого мужчины, собственно, ничего не требовалось, кроме расслабления, он даже мог какое-то время дремать: воздействие происходило на его подсознание вне зависимости от его личных усилий. В некоторых случаях это был единственно возможный вариант.

Разумеется, в нашем распоряжении не было четырех суток, поэтому мы сократили длительность сеанса до четырех часов. Этого, как мы впоследствии поняли, было вполне достаточно для закрепления блоков подсознательных переживаний за один сеанс. Однако требовалось несколько процедур, как правило, более четырех, после этого лечебные эффекты начинали усиливаться..

Также нельзя не отметить, что если вдруг в процессе сеанса у мужчины возникала симпатия к какой-нибудь из девушек, и они впоследствии начинали встречаться, это полностью сводило на нет все психотерапевтические усилия от программы, если данная девушка продолжала участвовать в программе. Требовалось полностью поменять четверку, чтобы лечебный эффект возобновлялся. Это вполне объяснялось тем, что при персонализации одной из массажисток и выведении общения с ней на традиционный сексуальный уровень у пациента включалось его взрослое «я», доминировал паттерн поведения половозрелого «самца», а не ребенка или младенца. В этом случае уже не могло произойти подсознательного погружения в родовой блок, — стиралось то, чего мы всячески добивались. Таким образом, в сознании этого мужчины и все другие участвующие в процедуре женщины становились просто «подружками», так же, как и его избранница, но никак не «матерями» или «жрицами». Только при смене участниц, когда каждая из них была снова немного загадкой и не персонифицировалась в его сознании, могло произойти то самое отождествление с астральной или высшей матерью, которое вело за собой переживание собственного рождения второй раз…

По нашему мнению, данный подход весьма нетривиален и довольно действенен в случаях, когда пациент в силу специфики своего воспитания и жизненного опыта абсолютно не настроен на контакт с психотерапевтом, либо находится в состоянии, когда ему сложно решить, чего он вообще хочет и хочет ли? Этот подход несет в себе элементы серрогейта, но более приемлем в исполнении, так как сексуального контакта между участниками не происходит. При этом эротическое возбуждение может накатываться волнами в теле мужчины, но из-за длительности массажа, его монотонности и незавершенности, эти волны отступают, приводя к энергетической сублимации сексуальной энергии, что благотворно сказывается на психологическом состоянии пациента.

Таким образом, нами создана комплексная методика постстрессовой адаптации солдат и офицеров со срывами психики после пребывания в зоне военных действий, включающая в себя холотропное дыхание, игровые ситуационные перевоплощения по методикам Станиславского, телесноориентированную терапию с элементами «body-work». Данная методика реализуется в наших тантрических центрах и может быть рекомендована мужчинам, имеющим различные психологические и сексуальные проблемы.

 

Доклад написан Юлией Варрой для выступления на IV Паназиатском конгрессе «Психотерапия и консультирование в эпоху перемен»


Проверить аттестат